Анонсы новостей

Выполнение судоремонтных работ

В 2017 году на территории Калининградской области было образовано ООО «Альфа-Континент», основной целью которого является выполнение судоремонтных работ специалистами компании по заказам судоремонтных предприятий. В зависимости от категории ремонта и типа судов, а также от устройства и оборудования цехов судоремонтные предприятия делятся на судоремонтные заводы, судоремонтные мастерские и ремонтно-эксплуатационные базы. ...

Читать полностью
Отец донецкой демократии. Остров
Оппозиция сразу связала циничное поведение сумских властей и правоохранителей с 'донецким' стилем и донецкими корнями Владимира Щербаня. 'Теперь по области, которую патронирует дончанин Щербань, передвигаться в пешем порядке запрещено. Это прямая диктатура'. Так прокомментировал в интервью 'Украинской правде' события вокруг нападения сумской милиции на колонну осуществлявших пеший поход на Киев студентов, народный депутат из 'Нашей Украины' Вячеслав Кириленко. И хотя Сумы от Донецка далеко, сумской беспредел, как видим, ударил и по имиджу Донбасса и по донецкому кандидату в президенты Виктору Януковичу. 'Сегодня в шесть часов утра в лагерь студентов приехал Щербань и на повышенных тонах, угрожая, убеждал студентов не выходить за пределы Сумской области: а через час к лагерю подъехала колонна правоохранителей' - рассказал В. Кириленко. По его словам, 'на границе Сумской и Полтавской областей студентов били палками, валили на землю и наваливались на молодых людей и били ногами'. Лидер коммунистов Петр Симоненко назвал происходящее 'правилом хозяйничанья Щербаня на Сумщине, как до этого - в Донбассе'. В СМИ звучали предположения, что Щербань действовал не по собственной инициативе, а по указке Виктора Януковича.

Акция студентов, протестующих против объединения трех своих вузов в Сумской национальный университет под руководством главы местной СДПУ(о), превратилась в политический скандал, показывающий насколько далека власть от понятий демократии и прав человека. Ведь даже решения судов, которыми прикрывались сумские, а затем и полтавские власти, не объясняли: почему, собственно, граждане Украины не могут идти по дорогам Украины в столицу Украины? Примечательно, что официальные власти долго игнорировали событие, которое стало топ-новостью всех оппозиционных и не только оппозиционных СМИ. Основным олицетворением этой нехорошей власти оказались, как видим, двое 'дончан' - В. Щербань и В. Янукович:

Ты помнишь, как все начиналось?

'Как нам жить дальше' так называлась книга Владимира Щербаня, которую он, будучи тогда еще кандидатом в председатели Донецкого областного совета, издал в 1994 году. Книга была 'одета в обложку глубокого голубого цвета. Цвета надежды', написала тогда уже покойная ныне журналистка, которая, как и большинство ее донецких коллег, тогда искренне симпатизировала 'молодому реформатору и рыночнику' Владимиру Щербаню. 'Владимир Щербань раздумывает о прошлом, настоящем и будущем Украины, предлагает 'План выхода из экономического кризиса':Не дешевый популист и не популяризатор носящихся в воздухе идей, а человек, выработавший собственную позицию, политическое чутье и глубокое прозрение в ситуации вызывает на диалог современников' - писала журналистка. От этих слов веет доверчивой романтикой начала девяностых - ренессанса горбачевской перестройки, когда на фоне всеобщего падения, ждали лидера, который поведет наш самолет на взлет. Но 'Перестройка пахла: крысой' - так не банально называлась первая глава начинающего писателя и политика В. Щербаня.

Их избрали вместе, Кучму и Щербаня. Первый получил 52% голосов избирателей Украины. За второго проголосовали 61,1% избирателей Донецкой области. Начало июля 1994 года - победа 'сладкой парочки'. Но паровались, в донецком фольклоре не Щербань и Кучма, а Щербань и Щербань - Евгений и Владимир - однофамильцы, друзья и коллеги. Они оба выиграли выборы в Верховную Раду, и оба - выборы губернатора. То есть, губернатором, конечно, был один из них, но все знали, что Евгений Александрович имел неограниченное влияние на Владимира Петровича:

Трудовой путь, как раньше принято было писать, Владимир Петрович Щербань начал в 17 лет учеником слесаря цеха точного литья Донецкого 'Точмаша'. Там, с перерывом на армию, проработал до 1972 года. Потом поступил в Донецкий институт торговли и с тех пор вся его жизнь действительно связана с торговлей. Даже после избрания в 1990 году депутатом Донецкого горсовета и председателем комиссии по товарам народного потребления, торговле и услугам населению, он два года продолжал работать директором универсама 'Украина'. С декабря 1992 года В. Щербань работает заместителем председателя Донецкого горисполкома Ефима Звягильского, естественно, по торговле. В это время он создает в Донецке практически городского монополиста в этой сфере - ОАО 'Дело всех'. Цель создания этой структуры объяснялась необходимостью привлечения средств на финансирование инвестпроектов ассоциации донецких предпринимателей 'Дело всех', также созданной Щербанем. В то время и вплоть до 1996 года, когда Владимира Петровича сняли с губернаторской должности, это было крупнейшее и известнейшее объединение региона. В 2001 году ОАО было ликвидировано, поскольку с 1998 года оно не приносило прибыли.

Вообще, несмотря на последнюю глупость с сумскими студентами, деятельность Щербаня в Донецкой области показала, что он мужик умный. Но в нашей стране ум - еще не залог успешности. Видимо поэтому, все его успехи связаны с властью. Все громкое и сильное он создает, имея властные полномочия. Как только он теряет власть, все его слоны превращаются в мосек. Это и в бизнесе и в политике. Так было с 'Делом всех', так было и с Либеральной партией, которая когда-то была в Донбассе партией власти. Щербань понимает это, поэтому на протяжении большей части своей карьеры он делал все, чтобы всячески демонстрировать власти, а до последнего времени ее в Украине олицетворял только Леонид Кучма, свою преданность. Нужно сказать, что это оправдывало себя. Но сначала, Владимиру Петровичу пришлось хлебнуть лиха, чтоб понять эту простую украинскую истину.

Но вернемся в 1994 год. Восшествие Щербаней на губернаторскую высоту ознаменовалось тогда ярчайшим примером борьбы с преступностью. В Дебальцево была разгромлена самая мощная в Донецкой области енакиевская группировка братьев Долидзе. Операцией руководил свеженазначенный заместитель прокурора области Валерий Кулаков (ныне прокурор Запорожской области). Пресса рапортовала об арсеналах оружия, захваченных наемных убийцах и прочих доблестях правоохранителей. Правда, никто из братьев Долидзе осужден не был. Их отпустили на подписку о невыезде, после чего те благополучно улетели в Париж. Зато очевидцы рассказывали, что по дороге к Дебальцево тогда пронеслась кавалькада машин другой группировки - Ахатя Брагина, которая, якобы, на глазах 'Беркута', чуть ли не автоматными очередями праздновала победу над противником. Справедливости ради, нужно отметить, что, несмотря на многочисленные обыски в офисе Брагина, (а затем Рината Ахметова) - бывшей гостинице 'Люкс', никаких доказательств преступной деятельности Ахатя Хафисовича обнаружено так и не было, поэтому называть его преступным авторитетом, как это принято в прессе, можно весьма условно. А вот то, что он был очень влиятельным в Донецке человеком - бесспорно, и этот фактор, безусловно, влиял на становление В. Щербаня. Все-таки это в его правление Донецк был центром криминальных разборок и покушений. А покушались преимущественно как раз на Брагина и его окружение, в том числе заместителя - некоего Рената. Это, во-первых. А во-вторых, Владимир Петрович чудом спасся от смерти, не приехав 15 октября 1995 года на матч 'Шахтера' с симферопольской 'Таврией'. В тот день на стадионе 'Шахтер' направленный взрыв в клочья разорвал президента ФК 'Шахтер' А. Брагина и еще девятерых человек. Как пишет в своей книге "Преступники и преступления" Александр Кучинский: 'Ожидался приезд на матч и губернатора Донецкой области Владимира Щербаня'. Интересно, что позднее, на одной из пресс-конференций, Евгений Щербань заявил, что убийство Брагина было ошибкой - взрыв, якобы, предназначался Евгению и Владимиру Щербаням. Но Щербань почему-то не приехал. Не будем ставить после этих слов многозначительное троеточие. Возможно, Владимир Петрович был просто очень занят. Тем более, что заняться ему было чем:

В отличие от своего предшественника, представителя президента в Донецкой области Юрия Смирнова, Щербань был не только действенным, но и публичным политиком. С помощью своего, прославленного сейчас, заместителя - Александра Гурбича (помощник В. Януковича) он быстро ввел чуть ли не культ личности в областных СМИ. По крайней мере, контент-анализ донецких изданий того времени показывает почти тотальное прославление губернатора и полное отсутствие критики в его адрес. Именно в те годы, по признанию самого Александра Гурбича, он создал свой первый медиахолдинг: 'Я признаюсь - первый медиахолдинг я создал 10 лет назад создав ассоциацию под названием 'Донбасс-полипресс', куда вошли все газеты, учрежденные органами власти Донецкой области. И на сегодня их 61' (январь 2002 года).

Обнаружить удалось лишь одно исключение из этого 'холдигового благовония', Это интервью 'Приазовскому рабочему' от 14 июня 1996 года другого молодого реформатора, мэра Мариуполя (сейчас заместитель мэра Киева) Михаила Поживанова. Приведем его фрагмент дословно.

':все чаще стал я замечать попытки со стороны губернатора переподчинить те или иные отрасли города своим корыстным интересам, перераспределить существующие рынки и работу предприятий не на пользу мариупольцев, а чисто на свои нужды. Я стал этому противиться, возражать, что таких обязательств я не давал, что буду защищать интересы города, горожан и предприятий Мариуполя. Результаты не замедлили сказаться. В ноябре 94-го года я был приглашен для разборок в кабинет губернатора. Сидим, разговариваем, вдруг открывается дверь входит народный депутат Евгений Щербань, садится напротив меня и безапеляционно заявляет буквально следующее: 'Парень, ты что, считаешь себя самым умным? Запомни: есть человек - есть проблемы, нет человека - нет проблем. Для нас 9 граммов свинца абсолютно не жалко, и это очень дешево стоит'.

- А губернатор?

- Губернатор промолчал, и я это понял как прямую угрозу моей жизни. Тем более, что после этого мне было сказано: 'Пожалуйста, если ты такой умный и хочешь полностью руководить городом, руководи, бери его в свои руки, но 5 миллионов долларов в месяц нам, на наши нужды'. Я конечно не согласился и предупредил, что я не настолько богат, как они, но если что-нибудь случится со мной или моей семьей, денег хватит, чтобы с ними рассчитаться. После этого они свои притязания приостановили, была попытка найти компромисс, дескать, мы погорячились, мы в иносказательном смысле все говорили. Я всегда понимал, что плохой мир лучше, чем хорошая война.

- И как долго продолжалось это перемирие?

- Летом 1995-го вызывает меня губернатор в связи с заключением социально-экономических контрактов с руководителями и говорит: 'От тебя требуется не подписать контракт с директорами 'Азовстали' - Буляндой, 'Азовмаша' - Антифеевым, порта - Штепой, АМП - Бандурой и судоремонтного завода - Ильиным. Я говорю: 'Эти предприятия нормально работают, я такого делать не буду'. Затем началась кампания по перераспределению газового рынка. В приказном порядке мне было сказано, чтобы 28 предприятий перезаключили свои договоры вместо 'Итэры' на 'Индустриальный союз Донбасса', учредителями которого являются коммерческие структуры, приближенные к губернатору. Подсчитав, что мариупольские предприятия при этом теряют 1,5 млн. долларов, я отказался и в феврале началось следующее: если ты не будешь делать то, что тебе говорят, мы дадим команду правоохранительным органам, и тебя вывернут наизнанку. Вот вам и подоплека сегодняшних дел, особенно активно развернутых после того, как мы не приняли бюджет, предлагаемый обладминистрацией, выступили против него и на областной, и на городской сессиях.

- А позицию прокурора города вы выясняли?

- Я вам приведу такие факты. Осенью, еще до того, как была произведена замена прокурора города, мне Евгений Щербань сказал: 'Мы ставим своего человека для того, чтобы в городе мы могли свои вопросы решать. Проведет прокурорскую проверку по Булянде, решит, чтобы на завод вернулся Ремпель, которому придумают на комбинате какую-то должность, а затем он станет директором. Булянду же мы в течение года уберем'. Действительно, через полмесяца появляется Васильченко. Вскоре вернулся на 'Азовсталь' опальный начальник рельсобалки Ремпель. И я сегодня нисколько не удивлюсь тому, что прокурор города до завершения следствия, до суда дает пространные интервью в газетах, где учредителем фирма 'Люкс'.

- Принадлежавшая покойному Алику Греку?

- Да, ее учредителем был погибший от взрыва на стадионе 'Шахтер' Алик Грек, или Александр Брагин, друг Евгения Щербаня'.

'Дутым пузырем' назвали это интервью заместители Щербаня: А. Лукьянченко (ныне мэр Донецка), В. Варака, Н.Волков, В. Гайдук (до недавнего времени - вице-премьер), Е. Гладчук, А. Гурбич (сейчас - советник премьера), А. Наумов, А. Окушко, Г. Омельяненко, С. Скубашевский (руководитель аппарата Кабмина Януковича), С. Третьяков. В ответ они опубликовали открытое письмо 'жителям, всем избирателям г. Мариуполя', в котором обвинили Поживанова в 'самоуверенности, фанфаронстве и бахвальстве', 'бульварной манере изъясняться', в 'грязных инсинуациях'. Не будем давать оценок ни словам Поживанова, ни утверждениям его оппонентов, примем их просто за иллюстрацию той эпохи.

Есть такая партия!

В ноябре 1995 года Евгений Щербань, выступая в Донецкой обладминистрации, обозначил необходимость создания политической базы Донецкого региона. 'Надо привести большинство наших единомышленников в парламент. Чтобы пройти большинством в парламент, необходима консолидация всех прогрессивных сил общества для достижения конечной цели, цели создания среднего класса, класса собственников. Наиболее полно и емко выражает эти задачи и цели Либеральная партия Украины, под лозунгами которой мы и должны прийти на выборы'. После этой, можно сказать программной, в политическом смысле, речи, начинается процесс, как тогда модно было говорить - 'розбудовы' ЛПУ.

Либеральная партия Украины с самого начала создавалась как Донецкая партия. Учредительный съезд ЛПУ состоялся в сентябре 1991 года в Донецке. У истоков ее стоял молодой донецкий бизнесмен, предприимчивый родственник тогдашнего руководителя Российского парламента Руслана Хасбулатова - Игорь Маркулов. Именно дончане стали основой партии, и именно в Донецке определялась ее политика. А, нужно сказать, что в начале девяностых либералы были более влиятельной партией, чем сейчас. Несмотря на ее непростую судьбу. Например, 'криминальный запашок, которым потянуло от фигуры вождя и основателя И. Маркулова, и прощальный привет командора из далекого Вашингтона', - так писала в 1995 году донецкая газета 'Жизнь'. В этот же ряд орган Донецкой обладминистрации поставил тогда и 'ошеломляющий провал на выборах всех уровней, распавшийся 'морганистический брак с донецким стачкомом' и недолгий период руководства партией Олега Соскина, который 'заявил себя противником федерального устройства, видя будущее Украины в унитарности и незалежности. Он за скорейший выход Украины из Союза независимых государств и создание Балтийско-Черноморской оси'. Тут же газета писала: 'Политические ориентиры президента ЛПУ - это еще не программа партии, и будут ли они приняты либеральным движением как 'руководство к действию' - большой вопрос'. Сейчас становится понятно, что эта публикация была подготовкой к свержению Соскина и продвижению 'на царство' Владимира Щербаня. А о том, что партия была достаточно перспективной, говорит хотя бы тот факт, что под ее крышей искал политический приют такой популярных в то время политик, как Владимир Лановой:

Но, после Соскина, в 'своей' партии дончане больше не хотели чужаков. Тем более, что 'кошелек партии' - Евгений Щербань уже знал кто будет ее новым лидером. В конце 1995 года полосы всех региональных газет запестрели письмами трудовых коллективов, трудящихся, селян и интеллигенции, которые убеждали то ли себя, то ли Щербаня, что если Владимир Петрович возглавит ЛПУ - это хорошо! Вскоре, Владимир Петрович 'подчинился' 'воле народа' и весной1996 года возглавил партию.

С того момента, то есть с мая по июль 1996 года, когда В. Щербань лишился губернаторского поста, наблюдается самый массированный приток членов ЛПУ, и, прежде всего, за счет Донецкой области. Впоследствии опыт партийного строительства ЛПУ, только в гипертрофированном виде, применялся Партией регионов. Тогда в партию тоже вступали целыми предприятиями и организациями. Хотя до регионалов либералам было далеко. За несколько месяцев Донецкая областная ячейка ЛПУ выросла в несколько раз и на начало июня насчитывала: всего 16,5 тысяч членов (ПР в 2002 году набрала в Донбассе четверть миллиона). Хотя в январе 1996 года, в рядах всей партии насчитывалось 30 тысяч человек. Быть членом ЛПУ становилось 'модно' для чиновников всех рангов и 'продуманных' бизнесменов. Такой была первая модель созданной дончанами машины админресурса. И уже тогда под руководством обоих Щербаней, она начала работать на явную цель - выборы в парламент, а затем и президентские выборы. В январе 1996 г. на 3-ем съезде Либеральной партии Украины была прията резолюция, в которой подчеркивалось, что 'ЛПУ заявляет о готовности взять на себя ответственность за будущее Украины'. Тогда же Евгений Щербань в одном из интервью заявил, что Владимир Щербань станет Президентом Украины.

Зарождавшуюся мощь щербаневской Донетчины чувствовали и в Киеве. В 1996 г. Владимир Петрович возглавил депутатскую фракцию 'Социально-рыночный выбор' в которую вошли такие политики как Леонид Кравчук, Евгений Щербань, Александра Кужель, Виталий Масол, Геннадий Васильев, Михаил Чечетов, всего - 32 человека.

В общем, начало 1996 года было для Владимира Щербаня можно сказать триумфальным. Однако вскоре, для Владимира Петровича начинается черная полоса. Е. Щербань приводит во фракцию отставного премьера и потенциального кандидата в президенты Евгения Марчука, после чего двум звездам становится тесно на одном небосклоне. Затем предательство президента Кучмы, который через несколько месяцев после того как назвал Щербаня лучшим губернатором, издает указ о его отставке. Помнится как в момент объявления этой отставки, кажется на коллегии обладминистрации, кто-то в зале назвал этот день 'Днем освобождения Донбасса':

А довершает тот неудачный для Владимира Петровича год гибель Евгения Щербаня, и, через две недели, выход на публичную арену Рината Ахметова в качестве президента ФК 'Шахтер'. После этого в Донбассе определился новый хозяин.

Но и в Киеве у В.П. ситуация осложнилась. То ли продолжая линию Евгения Щербаня на 'брак' ЛПУ с Марчуком, то ли пользуясь его отсутствием, но в ЛПУ происходит путч с целью смены руководителя партии. Во главе заговора стояла 'марчуковская группа', активными членами которой были Михаил Чечетов и Александра Кужель. Щербань удержал партию при себе. Но это стало началом конца ЛПУ, которая с тех пор пребывает в состоянии политической комы. Партия могла стать общенациональной, а стала карманным политприбором одного человека. Интересно, что после изгнания из партии 'раскольников' в политисполком ЛПУ от Донецкой области вошли самые преданные Щербаню люди, среди которых были такие известные ныне действующие политики как нардеп Игорь Шкиря и управделами Кабмина, человек особо приближенный к Януковичу - Станислав Скубашевский.

О Януковиче и холодце

Однако это уже киевский период жизни первого донецкого губернатора. Мы же вернемся назад в Донецк, где, как писало тогда 'Зеркало недели: 'Владимир Щербань остался председателем Донецкого облсовета (на общественных началах), народным депутатом Верховного Совета Украины, лидером Либеральной партии Украины, самым обеспеченным и самым влиятельным человеком в Донецком, самом богатом в стране, регионе'. Действительно, все это у Щербаня было: полномочия, деньги, партия, статус - все чтоб иметь возможность влиять на события в 'самом богатом' регионе. Но то ли под давлением каких-то неизвестных обстоятельств, то ли в силу особенностей характера, но Владимир Петрович, можно сказать, предает своих избирателей ради милости Кучмы и сдает область без боя. Впрочем, это субъективная оценка. Сам Щербань аргументирует свой 'исход' так: 'Я добровольно ушел с поста председателя облсовета: не могу только выслушивать жалобы людей, зная, что нет в руках рычагов помощи'. Хотя такие рычаги, наверное, были. По крайней мере, сам Щербань в этом же интервью 'Киевским ведомостям' признает возможность влияния на ситуацию в регионе: 'Главе обладминистрации я прямо сказал: ухожу в Киев, мешать вам не буду ни политически, ни организационно. Знаете, я убежден, что время все расставит по своим местам. И если кто-то обвинит Щербаня в экономических просчетах, то потом станет ясно, как в Донецке все было на самом деле'. Так что, говорить здесь нужно, скорее, об отсутствии не возможностей, а характера. Щербань обиделся.

Отдыхая от политической борьбы Владимир Петрович засел за мемуары. В 1997 году выходит его книга ''Исповедь перед сном, или два года ради будущего: Записки губернатора, который отважился на реформы'. 'В свое время писал маслом, любил ремонтировать часы. Сейчас же остались только книги, музыка и футбол', - пишет он в ней о своем хобби:

Но пока у Щербаня был 'мемуарный период' в Донецке шла борьба за 'свою' власть. В интервью одной из донецких газет сам Щербань характеризовал тот период так: 'Понимая временный характер губернаторства, многие руководители предприятий прекратили работать, ограничившись сдачей отчетов в облгосадминистрацию, причем таких, которые грели душу руководителя области'. Это было правдой. Поставленного Павлом Лазаренко Сергея Полякова мало кто воспринимал всерьез и его просто игнорировали. После демонстрации верноподданического самоотречения перед Леонидом Кучмой и падения акций Лазаренко, Владимир Петрович мог рассчитывать на возвращение в Донбасс на белом коне, но губернатором в мае 1997 года становится Виктор Янукович.

'Новый губернатор Донецкой области В. Янукович вам хорошо знаком. Вы считаете это именно тот человек, который сможет вывести нашу область из прорыва?' - спрашивал тогда Щербаня корреспондент донецкой газеты 'Город'. Ответ Щербаня кажется как минимум холодным: 'Я с уважением отношусь к г-ну Януковичу. Знаю его как энергичного и делового руководителя:'. А затем, после перечисления сложностей губернаторской работы в Украине, отвечая на вопрос о возможностях донецкого губернатора, Владимир Щербань так сказал о нынешнем премьере: 'Кое-что может. Может работать как предыдущий, а может на пользу Донбасса. Посмотрим, на что хватит духу у В. Януковича'. Сегодня такие сомнения Виктор Федорович расценил бы как личную обиду. Но они были высказаны тогда.

И завершить этот материал о создателе 'донецкой модели демократии' хочется достаточно красноречивым перечислением женой Щербаня Ириной его гастрономических пристрастий: 'Любит жареную картошку на сале, холодец, плов. Вот, пожалуй, и все его любимое меню. Единственные запросы его в этой сфере - ни под каким соусом не любит рубленое мясо. Предпочитает только натуральным куском'.

С. Гармаш, ЦИСПД